Wintermoon
Название: Двое не спят
Автор: Dantelian, он же Вильгельм.
Фандом: Kuroshitsuji
Пейринг: Уильям Ти Спирс/Грелль Сатклифф
Рейтинг: R
Жанр: всего по-немногу: ангст, романтика, яой
Размер: мини (2 страницы)
Размещение: с разрешения
Дисклеймер: нарисованные человечки принадлежат своему создателю
Предупреждение: кинк - bloodplay
Cаммари: ночь меняет, срывает маски, выставляет на сцену все самое тщательно скрываемое. Она способна даровать безумие и страсть, отчаянье и тоску, спокойствие и безопасность.
От автора: первое произведение по отп, от того страдает банальностью



Их ночь не знает спонтанности. Она продумывается до мельчайших деталей еще задолго до того, как солнце в очередной раз погибает, уступая синеве.

***
Эта ночь беспощадна. Улицы Лондона почти пусты, пронизывающий до костей ветер гуляет по подворотням. Кроваво-красные волосы взметаются в воздух, а их обладатель беспечно бежит на встречу со Смертью. На встречу со своим настоящим «я».
Грелль Сатклифф останавливается, глядя на свое едва различимое отражение в витрине. Сегодня он отдаст дань любимому цвету. Острые ноготочки касаются стекла, обводят собственную улыбку в отражении. Чего-то не хватает, не так ли? Незавершенный образ так разочаровывает. А последующий безумный смех эхом отражается от стен, и еще долго будет звучать в этой улочке. Здесь гуляла сама Смерть.

Уильям Ти Спирс, начальник Отдела по Надзору за шинигами замечает, что луна сегодня красная. Она одна в мире людей и в мире жнецов. Но люди слишком беспечны, чтобы улавливать моменты, когда сам мир предостерегает их. Ти Спирс знает, что сегодня у Смерти пир. Ти Спирс сам написал имена тех, кто не увидит рассвет. У Ти Спирса есть все бумаги, и он спокоен. Он облокачивается на перила балкона, закрывая глаза и позволяя ветру коротать вместе с ним часы ожидания.

Он приходит в 3 часа. Всегда. Кто бы что ни говорил, но Грелль Сатклифф чертовски пунктуален, и Ти Спирсу нравится это.

Они встречаются в ванной. Все так же всегда. Грелль Сатклифф истекает чужой кровью. Она остается везде – на полу, полотенцах, одежде, мыле, зубных щетках. Грелль Сатклифф улыбается и бросается на шею начальника, целуя его со всем присущим этой ночи безумством. Уильям Ти Спирс спешит скорее избавить диспетчера от грязной одежды, но это, конечно же, не получается – насквозь промокшая ткань с трудом отлипает от тела. Грелль облизывает пальцы Ти Спирса, облизывает губы, облизывает каждый миллиметр тела, куда попадает эта чужая человеческая кровь. В глазах Грелля нет страсти – в них только порок, разврат, желание греха. Он быстро дышит, извивается и умоляет трахнуть его. Нет, не потому что эта ночь может закончится иначе, а потому что ему нравится стонать эту фразу в губы любовника.
Они в ванной, но они не включают воду, чтобы отмыться от крови. Кровь – их вода. Им просто нравится, как красное смотрится на белом. Уильяму нравится, как багровые пятна украшают болезненно бледную кожу Сатклиффа.
Кровь попадает на очки, и мир становится красным. Такой мир стал привычным для Ти Спирса. Ему не нужно видеть сумасшедшее лицо Грелля, упивающегося собственной болью, что дарят пальцы Уильяма. Сатклифф просит его быть грубее, резче, он смеется и стонет, крича имя начальника и размазывая кровь по кафелю. Это настоящий Грелль Сатклифф.

Ти Спирс никогда больше не будет запрещать Сатклиффу погружаться в это красное море. Он не сможет вынести затравленного взгляда; потерянного, пустого, замкнутого Грелля Сатклиффа. Мертвого Грелля в тусклом красном. А сейчас он знает, что Красный жнец живой здесь, в его объятьях.

Их ночь беспощадна.

***
Эта ночь пуста. Уильям Ти Спирс плескает еще виски в стакан. Сегодня его квартира пропитана тоской. И крепкими сигаретами. Уильям следит за кружением снежных хлопьев, потому что ему не на что больше смотреть. В квартире тепло, даже душно. Но Ти Спирс чувствует неприятный холодок, ползущий по позвоночнику.
Очередная ссора, очередная размолвка, причин и не вспомнить. Его резкий требовательный тон, чужая раздражающая истерика. Это – итог их совместной глупости. Спасительный яд в прозрачном стакане, заглушающий счетчик секунд ожидания в раскалывающейся голове. Ти Спирс обещает себе в очередной раз, что промолчит, стерпит все выходки Сатклиффа, лишь бы не коротать ночи вместе с бутылкой. Но на часах только 12 и впереди еще бесконечные для его персональной вечности часы.

В маленькой квартире, что в 20-ти минутах пешком от дома Уильяма, а между 2-х секундным телепортом – только гордость, разгуливает та же тоска. В углу своей комнаты на полу сидит Грелль Сатклифф. Грелль курит тонкие женские сигареты, прижигая их об одно из своих платьев, которые ему некуда надевать. Грелль не знает, что такое одиночество. Его одолевает скука. Он не может заснуть, и весь извелся от странного холода, что закрался в каждую клеточку тела. Он смог полюбить тот холод своего любимого начальника. Нет, не так. Своего любимого. Начальника. Днем порядок этих определений поменяется.
Грелль Сатклифф разучился засыпать один. Он может только лежать на полу, раскинув руки – размер кровати не позволяет эту позу — и погружаться в пустоту, лишенную всякого цвета. А с утра – вдвое больше косметики. Грелль Сатклифф обещает себе, что в следующий раз не будет выводить Уильяма из себя. Ему не нравится такой чужой холод.

Их ночь пуста.

***
Эта ночь спокойна. Полумрак комнаты, шелест страниц, тихое дыхание. Уильям – сейчас без строгого Ти Спирс – сидит в кресле, углубившись в одну из книг своей обширной домашней библиотеки. Он поправляет очки реже, чем обычно – так не хочется прерывать касания собственных пальцев к мягким красным волосам. В свете лампы они кажутся рыжеватыми, но Уильям помнит настоящий кровавый цвет.
Он помнит их беспощадные ночи на двоих, он помнит свои пустые ночи и подозревает о таких же пустых ночах Грелля.
И улыбается. Этот Грелль Сатклифф, что сидит на ковре, положив голову на коленки Уильяма – никак не начальника сейчас — и обнимая его ноги – он тоже настоящий. Уильям хочет верить в такого Грелля Сатклиффа. И верит, когда тот поднимает голову, будто почувствовав, что Уильям смотрит на него и улыбается ответно.
Грелль не может поверить, что это он сейчас здесь. И эта рука, что с такой нежностью гладит его волосы – Уильяма.
Крови бывает слишком много, обилие красного вынуждает отдыхать от себя. И с тоской бороться никто не умеет. Неизменно каждый раз наступает момент, когда у них остаются только они оба – Уильям и Грелль.

-Мне так хорошо.

Эта ночь не потерпит других слов. Эта ночь не потерпит еще слов. Ее составляет только переплетение редких тихих звуков. Эта ночь бесконечна в их вечности.

Эта ночь – их.

@темы: Уильям Ти Спирс, Грелль Сатклифф, R, фанфикшн, мини